Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Региональные порталы Карта сайта Вход

Администрация Каменского района Ростовской области

Старший помощник прокурора Н. Громченко:«Наша задача не забрать ребенка, а достучаться до родителей»

9 Августа 2019
58
0

В июле наш корреспондент вместе с органами профилактики побывала в рейде по семьям, находящимся на учете. Всего мы посетили 14 семей в поселке Глубоком и хуторах района. Картина, которую мы увидели в семьях, удручающая. Грязь в доме, отсутствие еды в холодильнике, а то и отключенный пустой холодильник (и это в жару), грязные вещи, заросшие захламленные дворы. На некоторых мам были составлены административные протоколы, их в очередной раз вызовут на заседание комиссии по делам несовершеннолетних, проведут беседу, призовут к порядку. Подействуют ли нравоучения, еще вопрос. А тем временем дети будут продолжать жить в условиях, далеких от нормальных. Как достучаться до родителей, как помочь таким семьям? Об этом после рейда беседуем со старшим помощником каменского городского прокурора Натальей Громченко.

– Наталья Васильевна, как часто проходят подобные рейды, и для чего они нужны?

– Это плановые рейды, проводятся ежемесячно по городу и району. Дни и время посещения семей выбираются разные. Посещаем семьи для того, чтобы проверить, как живут дети, в каких условиях. Часто получается, что на КДН (комиссия по делам несовершеннолетних при администрации района) приходит опрятно одетая мама, начинает просить помощь. Сразу все службы района активируются в этом направлении – оформляется адресная материальная помощь, другие виды социальной поддержки. Потому что наша главная задача – сохранить родную семью и обеспечить в ней достойные условия для жизни и развития детей.

Но когда мы приезжаем в дом, понимаем, что наша помощь им не нужна. Эти мамы ведут определенный образ жизни, тратят пособия на детей и материальную помощь совсем на иные вещи, не соответствующие интересам детей. Пример вы видели. Многодетной семье в одном из поселков дали жилье вместо полуразрушенного дома, где было просто опасно находиться. Устроили на работу маму, детей в интернат, младших – в детский сад. А что увидели в квартире? Запах газа от отключенного от плиты баллона, выключенный холодильник, отсутствие продуктов и готовой еды, затхлость, неприятный запах. Мы много лет работаем с этой семьей, но ситуация не меняется, мама не понимает, в чем состоят ее родительские обязанности, – в заботе о детях, их физическом, нравственном состоянии. Мы требуем: наведите чистоту, приготовьте еду, постелите чистую постель и постирайте ребенку вещи. А в ответ слышим агрессивное: «У меня чисто!» Такие мамы хотят получать пособия, материальную помощь, не работать, ничего не делать и жить в собственное удовольствие. Так, приезжаем в семью, а у них суши с доставкой и пиво на столе. На какие деньги праздник? «Детские получили!»

У одной мамы из Волченского поселения, которая постоянно пила, мы вынуждены были забрать детей в социально-реабилитационный центр. Она приехала, попросила на время оригиналы документов детей (свидетельства о рождении) и запросила помощи у одного ростовского социального центра или фонда. Там ей выдали две большие дорожные сумки с продуктами, детей она не забрала домой, а вместе с собутыльниками все съела сама. Судом эта мама ограничена в родительских правах. А дети находятся в социальных учреждениях, младшему провели уже несколько операций, матери об этом было некогда беспокоиться.

– Возможно, той поддержки, которую многодетные семьи получают от государства, недостаточно?

– Кроме пособий, на каждого ребенка есть много возможностей и мер социальной поддержки семей с детьми, и не только многодетных. По заявлению выплачивается единовременно адресная помощь. Многие получают ее на уголь, дрова, ремонт. Но некоторые семьи тратят не по назначению. Они на комиссии жалуются на отсутствие средств, а работать не хотят. Доходит до абсурда: в одной семье в Богдановском поселении, где пятеро детей, сотрудники школы и реабилитационного центра приезжают и привозят вещи, продукты. Педагоги помогают убираться в доме!

Мы предлагаем помощь в трудоустройстве, многих устроили на работу в наши же образовательные учреждения нянечками, уборщицами. Помощь оказывают педагоги, поселения, предприятия. Материально помогает Шахтинская епархия. В районе практически нет очереди в детсады, где ребенок будет ухожен, накормлен, под присмотром.

Летом у всех семей есть возможность отправить ребенка в оздоровительный лагерь. Малоимущим семьям затраты возвращаются полностью, остальным компенсируется 50%. В лагере условия и питание такие, какие многие дети не видели дома. Страшно, когда в лагерь поступают дети из неблагополучных семей, у которых мало того, что нет никаких гигиенических средств – мыла, пасты, щетки и расчески, белья, они даже не знают элементарных правил гигиены! У некоторых медики находят вшей. И совсем страшно, они больны дистрофией, или врач находит запущенные заболевания, лечением которых родители не занимались. Их откармливают и отмывают в лагере!

Родители обязаны создать для них условия для роста и развития, а получается, дети живут хуже животных! Поведение таких родителей идет вразрез общепризнанным нормам воспитания. И это уже основание для подачи в суд иска об ограничении в правах.

Зимой проблема усугубляется. По заявлению родителей, которые не могут обеспечить ни теплом, ни питанием, ни одеждой, детей помещают на срок до полугода в социально-реабилитационный центр. Здесь они живут, учатся. Иногда и тут не находим понимания, ведь в этом случае пособие матери получать уже не будут.

– А есть случаи, когда мамы исправляются?

– К счастью, да. В одном из хуторов мама выпивала с сожителем, детьми не занималась, на все наши увещевания не реагировала. Пока мы не подали иск в суд об ограничении родительских прав. На первой беседе в суде судья дала время исправиться – привести дом в порядок, оформить документы, пройти лечение. Почти два месяца суд рассматривал это дело, за это время все изменилось. Она привела дом в порядок, поселение помогло сделать ремонт в доме. Обследовалась и пролечилась у нарколога, ее сняли с учета. При Каменском приходе пошла на обучающие курсы, чтобы получить профессию. Стала заниматься при храме и принесла положительную характеристику от настоятеля. Все это дало основание не ограничивать ее в правах. Сейчас семья состоит на профилактическом учете, а спустя 6 месяцев, если все будет хорошо, мы снимем ее с учета.

Есть обывательское мнение – если тебя вызвали на КДН или приехали органы опеки, сотрудники ПДН, значит, хотят забрать детей. Это неправда. Для того чтобы забрать детей, должны быть веские основания, и они все записаны в статье 77 Семейного кодекса РФ «Угроза жизни и здоровью ребенка». Мы хотим, чтобы дети росли и воспитывались в нормальных человеческих условиях. Приезжаем по веским основаниям – поступает информация от педагогов, врачей или соседей. И здесь надо сказать, что чем раньше мы начнем профилактировать семью, тем лучше результат.

– Органы профилактики в некоторых случаях работают и с благополучными семьями?

– В поле зрения КДН попадают и вполне благополучные семьи, когда родители не исполняют свои обязанности. Во-первых, в случае, когда ребенок получил травму. Ожоги, переломы, раны – все это повод побеседовать с мамой-папой и напомнить, что безопасность ребенка их прямая обязанность. Очень беспокоят молодые родители, поколение мамочек 90-х годов рождения. Похоже, они не понимают, что мать – это не только красиво пройти с коляской и посэлфиться. В Глубоком была ситуация, когда в костер упал ребенок в возрасте 1 года и 8 месяцев. Мама реагировала на наши замечания агрессивно. Я не понимаю, как мать может не беречь своего ребенка. Много случаев было раньше, мы вели активно профилактическую работу, по каждому выезжали сотрудники полиции. Сегодня травматизма меньше.

Другие случаи, которые попадают в поле зрения органов профилактики, – недогляд за подростками. Мы встречаем на улицах поселков, хуторов, города девочек и мальчиков 12-13 лет поздно ночью. Родителей это не беспокоит, или они уже не могут справиться с детьми. А ведь в это время совершается большинство преступлений против подростков, в том числе против половой неприкосновенности. Неужели это не беспокоит?

Родители почему-то не считают, что они обязаны воспитывать и контролировать детей.

– И все же не всегда органы профилактики могут достучаться до родителей, и детей приходится из семьи забирать. Всех беспокоит, где будет жить ребенок, ведь в детский дом не заменит семью.

– В последние годы тенденция в стране такова, что желающих усыновить, удочерить ребенка больше, чем детей. У нас в РФ есть единый банк семей, которые готовы взять ребенка под опеку, попечительство или усыновление/удочерение. Существует целая очередь на детей в возрасте до 14 лет, особенно охотно берут в семью детей до 5 лет. Дети постарше часто сами не хотят в семью, они нацелены на самостоятельную жизнь, получение профессии, при этом находятся на полном гособеспечении.

Все дети, которые остались без попечения родителей, помещаются в единый банк усыновления. Усыновитель проходит целую процедуру – собирает документы, становится на учет в региональный банк усыновителей. Они просматривают детей онлайн, затем подают заявление на встречу с конкретным ребенком. Если устанавливается контакт и родители понимают, что это их ребенок, они проходят процедуру усыновления. Решение принимает суд в закрытом судебном заседании в присутствии прокурора, органов опеки.

Настоящих родителей не останавливают даже самые сложные болезни, все медицинские диагнозы от них не скрываются. Эти люди готовы дать ребенку все. У нас усыновляют и больных ДЦП, с синдромом Дауна, и ВИЧ-инфицированных детей. Ведь врожденный ВИЧ подлежит лечению. Так, семья врачей из другой области ранее такого ребенка удочерила и к 4 годам ее вылечила. И когда у нас появилась такая девочка, они специально за ней приехали. И это не единственный случай. Давая разрешение на усыновление, понимаешь, что помог ребенку. Это очень обширная и интересная тема, богатая уникальными судьбами, удивительными встречами и настоящими чудесами. Но это частная жизнь, и вторгаться в нее и раскрывать какие-то подробности мы не имеем права.

А возвращаясь к рейду и профилактической работе со сложными семьями, я повторюсь: первостепенная наша задача, чтобы ребенок жил в родной семье, был здоров, рос и развивался.

  • Старший помощник прокурора Н. Громченко:«Наша задача не забрать ребенка, а достучаться до родителей»