«Мотор!» – и в бой, или Танковые баталии глубочанина 

24 февраля 2013 г. 14:08:00

Герой нашей публикации Сергей Мигулин – уроженец поселка Глубокого. Его отца, Ивана Ивановича, директора Глубокинской школы №1, прекрасно помнят пожилые глубочане. Сергей Иванович после окончания школы поступил в Ростовское высшее военное командное училище, служил на Байконуре, в космических войсках. А окончив военно-политическую академию по специальности «преподаватель истории», начал заниматься наукой. Сергей Иванович – подполковник запаса, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник НИИ военной истории Академии генштаба ВС, преподает в вузе. И хотя он более 30 лет не живет в Глубоком, остается патриотом своей малой родины. Все, что касается корней, истории родной земли, – предмет отдельной темы его исследований. Этому Сергей Иванович уделяет много времени, работает в архивах, публикует свои работы. По возможности приезжает на родину. В один из недавних визитов он заглянул в редакцию и показал несколько фото. На них наш земляк одет в форму советского солдата времен Великой Отечественной войны на фоне танка. Что за кино? Угадали! В самом деле, кино – фильм Карена Шахназарова «Белый Тигр», в котором Мигулин сыграл в массовке. Мы не преминули расспросить Сергея Ивановича о съемках. Тем более, что в эти выходные ко Дню защитника Отечества его покажут на Первом канале.  
А не махнуть ли
нам в кино?
Натурные съемки фильма «Белый Тигр» проходили в подмосковном Алабино, в нескольких километрах от города Краснознаменска, где живет и работает Сергей Мигулин. Было лето, пора отпусков, сессия сдана. О том, что «Мосфильм» набирает массовку в фильм о войне, Сергею Ивановичу рассказали друзья. Человек любознательный и неравнодушный он не мог упустить уникальную возможность оказаться по ту сторону камеры, увидеть процесс изнутри.
– Всего на массовку привлекли более трехсот человек. В основном – это местные жители, студенты, мужчины разных возрастов и даже гастарбайтеры (нужны были лица разных национальностей). Отбор актеров массовки проводили помощники режиссера. В первый день «артистов» переодевали, подбирали по несколько комплектов одежды, стригли по форме военных лет. Молодым ребятам пришлось распрощаться с модными длинными стрижками – искусство требует жертв. Зато на площадке кормили и за один съемочный день платили зарплату 500 рублей. Но, думаю, люди снимались не из-за этого, а просто ради интереса.
На следующий день начались непосредственно съемки. Приехали, переоделись, актеров начали гримировать. Лицом занимались гримеры, остальное «гримировали» сами. Следили за нами строго. Все должно быть грязным: форма, руки. Для этого у нас была специальная лужа: «Не смущайтесь, мажьте друг друга грязью, должно быть достоверно. Никаких чистых рук и ногтей!».
Снимали не «на цифру», а на пленку. Говорят, качество картинки лучше и объемнее. Удовольствие это дорогое, поэтому каждую сцену сначала обязательно прогоняли несколько раз. Съемки дубля длятся буквально 3-5 минут. А затем минут 40 идет подготовка к следующему дублю. Помрежиссера расставляют народ, редактируют сцену, подправят технику, дым (на площадке работали пиротехники). И снова: «Мотор! Съемка!». Сцену в 5-6 дублей могут снимать полдня. Интересно, что снимают сцену несколько минут, но начало и конец вырезают. Если солнце зашло, облачно, съемку сворачивали, доснимали на следующий день.
Были моменты случайных находок – солдат из массовки спотыкается, падает, режиссер кричит: «Отлично, оставляем!». И курьезов множество. Например, идет бой, все по плану, и вдруг остановка. Что случилось? Главный герой забыл слова. И тут Шахназаров как заругается: «Так все хорошо шло, мы бы в павильоне озвучили. Теперь все снова!». Вот так наблюдаешь со стороны: десяток немцев и десяток русских сидят в окопах, стреляют, а вокруг человек 70 киношников – осветители, гримеры, операторы, ассистенты, реквизиторы, все бегают, суетятся.  Интересно, но порядка как будто нет. Как из этого получается в итоге кино, со стороны совершенно не понятно.
Выходи
на первый план
В первый же съемочный день понадобился человек в кадр.  Девчата  бегают, ищут.  Я лежу на траве отдыхаю. Красота – свежий воздух, лес, солнышко! После  бетонных джунглей сплошное удовольствие. Помрежиссера подошла, пригласила и повела знакомиться к Шахназарову. Я еще и пошутил: «У вас заслуженные артисты снимались, а теперь – заслуженные испытатели космической техники!». Мне Карен Шахназаров понравился – человек коммуникабельный, интересный. Потом на площадке всегда со мной здоровался. Правда, когда мне роль фашиста дали, помрежы просили: «У вас, Сергей Иванович, уже вторая роль, а Шахназаров не любит, когда лицо тиражируют. Не светитесь, а то он нас ругать будет».
На третьей минуте фильма я с другими танкистами несу к полуторке главного героя,  обгоревшего танкиста, чтобы отвезти в медсанбат. Сценарий мы не читали, нам рассказывали, что и как делать. В центре колонны солдаты останавливают полуторку и грузят раненого. Я даже хотел несколько слов сказать, но когда был прогон, оператор сделал замечание: «У вас нет слов!». Пришлось без самодеятельности обойтись.
Следующая сцена в госпитале. Массовку, человек 300, перебинтовали, загримировали, разложили под елками в лесу. Поставили палатки. Два дня длились съемки, я был «ранен» в руку, в кадре тоже мелькнул. Грим снимали сами, в лес привозили бочку с водой. На следующий день уже другая роль – танкиста, но от камеры меня отвернули, я в шлеме, комбинезоне спиной в кадре. Потом играл фашиста, но эти кадры в фильм не включили.  
Брать фотоаппарат на площадку запрещалось, но я все равно умудрился сделать несколько снимков на память. Был забавный момент. Я находился на работе, позвонил помрежиссера: смогу ли приехать, не хватает артистов на съемку. Рембригада на дальнем плане чистит танк, загружает снаряды. Нужно еще четыре человека. Я взял студентов, продиктовал их размеры (чтобы подобрали форму), и мы поехали. Подъезжаем к площадке, а там все огорожено, шлагбаум, охрана. Охранник: «Куда? Вы кто?». «Артисты, на площадку», - отвечаю и снимаю солнцезащитные очки, вроде как привычным жестом. Он под козырек: «Ну как же, узнал, узнал!».  Ребята попадали. Теперь шучу при случае: «Уеду от вас в Голливуд!».
Танкист
звучит гордо
В сентябре и октябре снимали танковый бой. Я согласился сниматься. Знакомые спрашивали: «Снимаешься из-за денег?».  Конечно, нет. Мне было интересно поучаствовать в бою, потому что мой отец воевал танкистом. Он окончил  Камышинское танковое училище. Я нашел в архиве Подольска документы об отце. В 1943 году в боях под Харьковом его танк был подбит, он продолжал вести бой, затем пересел в другой танк, из которого продолжил стрелять. В наградном листе указано, что в этом бою отец подбил два танка, самоходную артиллерийскую установку, подавил три пулеметных точки, уничтожил много солдат и офицеров противника, за что был награжден орденом Красной Звезды.    
Понимаете, у меня была уникальная возможность почувствовать в какой-то мере то, что пережил отец. Поэтому пропустить момент танкового боя я не мог. Номер моего танка 59, это танк Т-34 времен Великой Отечественной. Все танки были на ходу. Экипаж четыре человека: командир, заряжающий, пулеметчик и механик-водитель. Водители танков – профессиональные военные из Таманской дивизии, офицеры. У каждого командира экипажа рация. Оружие было боевое, но стреляли, понятно, холостыми. На каждый дубль получали по три холостых снаряда, по пулеметному магазину. Я смотрел в перископ, заряжал, по команде «огонь!» дергал рычаг. Снаряд вылетает, пулеметчик строчит. Бой мы почувствовали в полной мере. Рядом взрывались фугасы, очень эффектно получалось и очень опасно.
Накануне показа фильма Шахназаров рассказывал в интервью, что два танка специально поджигали, выпрыгивали каскадеры, горели. На танк привязывали пластиковые бутылки с соляркой, чтобы эффект взрыва был сильнее. У одного экипажа были накладки: наши ребята, массовка, а не каскадеры пострадали, когда огонь пошел в танк. У одного лицо обгорело, у второго фуфайка, у третьего загорелись волосы. Но все благополучно закончилось.
В ноябре съемки переместились в павильон «Мосфильма», и я уже не мог сниматься – начался семестр. Зато мои студенты с удовольствием играли в сцене, когда эшелон с танками прибывает на станцию. Фильм вышел на экраны в 2012 году ко Дню Победы, но на премьеру я не попал. Посмотрел «Белый Тигр» по Интернету. Мне фильм понравился. Но главное – впечатления от самого процесса его создания, которые останутся в памяти на всю жизнь.
К слову, все это похоже на участие в исторических реконструкциях (таких, как проводятся в пос. Глубоком) – интересно, увлекательно. В кино, конечно, не часто попадешь, а вот реконструкции проходят регулярно. Я рекомендую всем активным мужчинам попробовать окунуться в другую эпоху. Уверен: понравится.